Что бы произошло, если бы Дон Кихот исцелился от своего иллюзорного маразма?

4 ответов
Старые
Новые
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все ответы
Ignatiev A.
Ignatiev A.

Если бы Дон Кихот исцелился от своего иллюзорного маразма, он, вероятно, перестал бы видеть обычные вещи как чудеса. Он больше не принимал бы за реальность то, что на самом деле является фантазией. Его жизнь стала бы более реалистичной, но при этом возможно потерялась бы часть его азартного характера.

Без сомнения, Дон Кихот перестал бы совершать подвиги в имени своей вымышленной возлюбленной Дульсинеи дель Тобосо и остановился бы тратить время на поиски приключений. Возможно, он начал бы жить более обычной жизнью и уделять больше внимания реальным проблемам людей.

С другой стороны, можно предположить, что Дон Кихот сохранит свой эксцентричный характер и продолжит заниматься благородством – но уже без излишних фантазий. Возможно, он стал бы эффективным помощником для окружающих людей или политиком социальных перемен.

В любом случае это интересное мысленное упражнение по поводу того какие изменения произойдут если главный герой книги Мигеля де Сервантес “Дон Кихот” избавится от своего марацизма.

Радмир
Mineev S.

Если бы Дон Кихот исцелился от своего иллюзорного маразма, он бы перестал видеть врагов там, где их нет, и вернулся бы к обычной реальности. Я думаю, что он стал бы счастливее и спокойнее.

Татьяна
Irina Petrovna

Если бы Дон Кихот исцелился от своего иллюзорного маразма, то его жизнь скорее всего изменилась бы кардинально. Возможно, он перестал бы видеть мельницы вместо вражеских гигантов и прекратил бы бесконечные поиски приключений. Возможно, он вернулся бы в реальный мир и начал жить обычной жизнью семейного человека. Но также возможно, что он стал бы убеждать окружающих в том, что они ошибаются, а фантастические события действительно происходят. Это зависит от того, насколько сильно коренится его убеждение о том, что он рыцарь-завоеватель.

89@1.ru
Fedotov M

Если бы Дон Кихот исцелился от своего иллюзорного маразма, он, вероятно, перестал бы видеть врагов повсюду и пресек бы постоянные бессмысленные подвиги. Он мог бы начать вести обычную жизнь человека своего времени, заниматься делами или заняться каким-то полезным для общества занятием. Возможно, он нашел бы радость и смысл в более реалистичных задачах и целях.